IN PROGRESS

Хоровод

Художники

Бегальская Вика / Вилкин Александр

Год2021
МатериалХолст, смешанная техника
Размер155 х 210 см
525 000 ₽
Добавить в корзину
Описание
Биография автора
Художники создают свой поэтический мир. Причём в этом мире происходит уравнивание очень разных персонажей, даже неодушевленных. Рыцарь-насекомое, цветочек, просто фактура на холсте вдруг взрывается, или странно одетый персонаж соседствует с какой-то полуабстрактной живописью. Происходит тотальное смешивание всего, деантропоморфизация, отказ от антропоцентричности, все уравнивается настолько, что иногда герои проваливаются внутрь картины. Поэтическая составляющая делает возможным такое сочетание несочетаемого. Картина вечного возвращения, цветения и умирания живописи, уподобленной раффлезии – было главной идеей проекта «Раффлезианство», прошедшего в Marina Gisich Gallery в 2016 году. Развитие этой темы прослеживается и в последующих живописных работах авторов.

Вика Бегальская (род. в 1975, Днепропетровск, Украина) и Александр Вилкин (род. в 1982, Снежинск, Челябинская обл.) работают в творческом тандеме с 2014 года. На момент начала совместной работы оба автора уже были известными, сформировавшимися художниками, каждый – со своим творческим методом и бэкграундом.

Вика Бегальская закончила Харьковскую государственную академию дизайна и искусств. С 2001 г. живет и работает в Москве. Известна феминистскими проектами. Со-основатель художественной платформы «Феминистская кухня». Помимо основного медиа – живописи, также работает с видео и перформансом.

Александр Вилкин окончил Челябинское художественное училище, Северо-западный институт печати и книжной графики, а также Институт Современного Искусства «БАЗА». В 2006 г. совместно с Игорем Межерицким и Григорием Ющенко основал арт-группировку «Протез» в Санкт-Петербурге. Также, с 2006 г. - участник творческого объединения «Паразит» (Санкт-Петербург). С 2014 г. живет и работает в Москве.

Один из наиболее ярких проектов Бегальской и Вилкина – кукольный спектакль «Пояс Афродиты» (в составе творческого союза «Тереза»), вошёл в шорт-лист государственной премии «Инновация» в 2015 г., в номинации «Произведение визуального искусства». В 2017 г. спектакль был показан и стал частью коллекции M HKA (Антверпен).

Художники создают свой поэтический мир. Причём в этом мире происходит уравнивание очень разных персонажей, даже неодушевленных. Рыцарь-насекомое, цветочек, просто фактура на холсте вдруг взрывается, или странно одетый персонаж соседствует с какой-то полуабстрактной живописью. Происходит тотальное смешивание всего, деантропоморфизация, отказ от антропоцентричности, все уравнивается настолько, что иногда герои проваливаются внутрь картины. Поэтическая составляющая делает возможным такое сочетание несочетаемого.

Картина вечного возвращения, цветения и умирания живописи, уподобленной раффлезии – было главной идеей проекта «Раффлезианство», прошедшего в Marina Gisich Gallery в 2016 году. Развитие этой темы прослеживается и в последующих живописных работах авторов.


«Перенасыщенность и густота живописной ткани работ, наплывание образов, их томная чувственная природа отсылает к эстетике Гринуэя, любящего задействовать в одном кадре богатый подбор визуальных ассоциаций, за которыми прочитываются реплики и цитаты разных живописных произведений. Авторы тоже играют в цитаты, составляя прихотливый пасьянс бразов, сюжетов, мотивов, «играя в классики».

Пышные одежды, в которых рядится эта живопись, призваны заманить зрителя, сыграть с ним в угадайку, сделать невольным вуайером, смутно догадывающимся о происходящим перед его взором. Маневр, неожиданно предпринятый авторами, остающимися верными избранным сюжетам, мотивам и темам, кажется рискованным».

<…>

«Череда морфологических уподоблений и трансформаций позволяет трактовать изображенные фигуры как один большой организм, находящийся в процессе роста, агглютинации, деления, разложения и смерти. За кокетливой эфемерностью субтильной живописи проступают кровожадные, инфернальные и порнографичные видения, как на старой поблекшей фотографии неожиданно фиксируются следы происходящего преступления. В самом названии проекта есть отсылка к Рабле – раффлезианство/раблезианство. Мясное, плотское начало и прихотливая игра ума, где сальная шутка коннотирует учености, а остроумие обнаруживает себя в низвержении слов, колыхании тучных тел, в пиршестве плоти».

(Глеб Ершов)